Судебное решение пенсия по инвалидности

Сегодня предлагаем статью: "Судебное решение пенсия по инвалидности", в которой собрана информация из авторитетных источников. Уточнить актуальность данных на 2020 год, а также задать любой интересующий вопрос можно онлайн-консультанту.

Приостановление, прекращение и возобновление выплаты пенсии

Выплата пенсии приостанавливается в следующих случаях:

  • при неполучении установленной пенсии в течение шести месяцев подряд — на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором истек указанный срок.
  • при неявке инвалида в назначенный срок на переосвидетельствование в федеральное учреждение медико-социальной экспертизы — на три месяца начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек указанный срок. По истечении указанных трех месяцев выплата этой пенсии прекращается;
  • при достижении лицом, получающим пенсию по случаю потери кормильца, возраста 18 лет и отсутствия документов, подтверждающих его обучение по очной форме обучения в организации, осуществляющей образовательную деятельность по основным образовательным программам, либо истечения срока обучения после достижения им возраста 18 лет – на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором указанному лицу исполнилось 18 лет, либо месяцем, в котором истек срок обучения (статья 24 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях»);
  • при истечении срока действия документа, выданного иностранному гражданину или лицу без гражданства в подтверждение его права на постоянное проживание в Российской Федерации ( вида на жительство), — на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек срок указанного документа;
  • при поступлении документов о выезде пенсионера на постоянное жительство за пределы территории Российской Федерации в иностранное государство, с которым Российской Федерацией заключен международный договор, согласно которому обязательства по пенсионному обеспечению несет государство, на территории которого пенсионер проживает, и отсутствия документов, подтверждающих, что пенсионер не имеет права на пенсию на территории указанного государства, — на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором поступили указанные документы;
  • при поступлении документов о выезде пенсионера на постоянное жительство за пределы территории Российской Федерации в иностранное государство, с которым Российской Федерацией не заключен международный договор, и отсутствия заявления пенсионера о выезде за пределы территории Российской Федерации – на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором поступили указанные документы;
  • непредставление ежегодного подтверждения лицом, получающим страховую пенсию по случаю потери кормильца, достигшим возраста 18 лет, факта обучения по очной форме по основным образовательным программам в иностранной организации, осуществляющей образовательную деятельность, расположенной за пределами территории Российской Федерации, — на шесть месяцев начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек срок подтверждения факта обучения.

Порядок возобновления выплаты пенсии:

  • При устранении обстоятельств, повлекших приостановление выплаты пенсий, выплата пенсий возобновляется.
  • Возобновление выплаты пенсии (бланк заявления) производится с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, были получены заявление о возобновлении выплаты пенсии и соответствующие документы. При этом пенсионеру выплачиваются неполученные им суммы пенсии за все время, в течение которого выплата пенсии была приостановлена. Подать заявление можно так же через личный кабинет на сайте ПФР и Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций);

Выплата социальной пенсии по старости лицам, достигшим возраста 70 и 65 лет (соответственно мужчины и женщины), а также гражданам из числа малочисленных народов Севера приостанавливается на период осуществления ими оплачиваемой работы.

Выплата пенсии прекращается:

в случае смерти пенсионера, а также в случае объявления его в установленном законодательством Российской Федерации порядке умершим или признания его безвестно отсутствующим. Выплата пенсии прекращается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть пенсионера либо вступило в законную силу решение суда об объявлении его умершим или о признании его безвестно отсутствующим;

В случае утраты пенсионером права на назначенную ему пенсию выплата пенсии прекращается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором обнаружены указанные выше обстоятельства или документы, либо истек срок инвалидности, либо наступила трудоспособность соответствующего лица.

в случае непредоставления пенсионером – иностранным гражданином или лицом без гражданства вида на жительство – с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек шестимесячный срок приостановления выплаты пенсии.

  • в случае отказа пенсионера (бланк заявления) от получения назначенной страховой пенсии. Выплата пенсии прекращается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получено соответствующее заявление пенсионера. Подать заявление можно так же через личный кабинет на сайте ПФР и Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций).
  • Выплата страховой пенсии по инвалидности, наряду с указанными выше случаями прекращается:

    • со дня, с которого установлена страховая пенсия по старости, назначенная ранее достижения возраста, предусмотренного статьей 8 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях»;
    • с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором пенсионер достиг возраста для назначения страховой пенсии по старости, при наличии 15 лет страхового стажа и величины индивидуального пенсионного коэффициента не менее 30;
    • с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором пенсионер достиг возраста для назначения социальной пенсии по старости, предусмотренного подпунктом 5 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».

    Выплата пенсии восстанавливается:

    • в случае отмены решения суда об объявлении пенсионера умершим или решения суда о признании пенсионера безвестно отсутствующим. Выплата пенсии восстанавливается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором вступило в законную силу соответствующее решение;
    • по желанию пенсионера в случае наступления новых обстоятельств или надлежащего подтверждения прежних обстоятельств, дающих право на установление пенсии, если со дня прекращения выплаты указанной пенсии прошло не более 10 лет. В этом случае выплата пенсии восстанавливается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получены заявление о восстановлении выплаты этой пенсии и все необходимые документы;
    • при подаче пенсионером заявления о восстановлении выплаты пенсии (бланк заявления) после отказа от ее получения, выплата пенсии восстанавливается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение получено соответствующее заявление пенсионера. Подать заявление можно так же через личный кабинет на сайте ПФР Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций).
    Читайте так же:  Ветеран труда льготы денежные

    http://www.pfrf.ru/grazdanam/pensionres/priost

    Определение Верховного Суда РФ от 09.12.2005 N 3-В05-16 Производство по делу по иску о признании отказа в назначении пенсии по инвалидности незаконным и назначении пенсии по инвалидности с момента установления инвалидности прекращено, поскольку после смерти истца правопреемство по заявленным требованиям законом не допускается.

    ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    от 9 декабря 2005 года

    Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего Горохова Б.А.,

    судей Гуляевой Г.А.,

    рассмотрела в судебном заседании от 9 декабря 2005 года гражданское дело по иску Б. к прокуратуре Республики Коми о признании отказа в назначении пенсии по инвалидности незаконным, назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года по надзорной жалобе Б. на решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 16 декабря 2004 года, которым исковые требования Б. удовлетворены частично: признан незаконным отказ прокуратуры Республики Коми в назначении пенсии по инвалидности Б.В., в связи с чем суд обязал прокуратуру Республики Коми назначить Б.В. пенсию по инвалидности с 26 августа 1999 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 10 марта 2005 года, оставившее указанное решение без изменения.

    Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

    Б.В. обратился в суд с иском к прокуратуре Республики Коми о признании отказа в назначении пенсии по инвалидности незаконным, назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года, ссылаясь на то, что проходил службу в органах прокуратуры и был уволен с работы по пункту 5 статьи 33 КЗоТ (в связи с неявкой на работу в течение четырех месяцев подряд вследствие временной нетрудоспособности). 26 августа 1999 года заключением медико-социальной экспертной

    комиссии он был признан инвалидом второй группы, причиной инвалидности явилось “общее заболевание“. В связи с отказом прокуратуры Республики Коми в назначении Б.В. пенсии по инвалидности он обратился в суд с настоящим иском, считая такой отказ незаконным. Определением Сыктывкарского городского суда от 18 марта 2004 года в связи со смертью истца Б.В. суд допустил замену стороны на его супругу Б., которая предъявила дополнительные требования о взыскании выходного пособия при увольнении Б.В. и судебных расходов.

    Ответчик иск не признал.

    Решением Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 16 декабря 2004 года исковые требования Б. удовлетворены частично: признан незаконным отказ прокуратуры Республики Коми в назначении пенсии по инвалидности Б.В., в связи с чем суд обязал прокуратуру Республики Коми назначить Б.В. пенсию по инвалидности с 26 августа 1999 года. Также взысканы с ответчика расходы, связанные с рассмотрением дела, в размере 4628 рублей 70 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

    Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 10 марта 2005 года данное решение оставлено без изменения. При этом резолютивная часть решения уточнена указанием, что пенсия Б.В. должна быть назначена как инвалиду 2 группы вследствие заболевания, полученного в период военной службы.

    В надзорной жалобе прокуратура Республики Коми просит отменить решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 16 декабря 2004 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 10 марта 2005 года и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    Определением судьи Верховного Суда РФ от 21 июня 2005 года дело истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 9

    августа 2005 года передано для рассмотрения в президиум Верховного Суда Республики Коми.

    Постановлением президиума Верховного Суда Республики Коми от 14 сентября 2005 года настоящее дело направлено в Верховный Суд РФ для изменения подсудности ввиду отсутствия кворума.

    Определением Верховного Суда РФ от 28 октября 2005 года дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению.

    В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

    При рассмотрении данного дела судами первой и кассационной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

    Из материалов дела следует, что в связи со смертью 19 июля 2003 года истца по делу Б.В. суд в порядке процессуального правопреемства допустил к участию в деле в качестве истца его жену Б., которая предъявила дополнительные требования о взыскании выходного пособия при увольнении Б.В. и судебных расходов.

    Принимая решение об удовлетворении исковых требований Б. в части признания отказа прокуратуры Республики Коми в назначении пенсии по инвалидности Б.В. незаконным и назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года, суд мотивировал тем, что эти требования основаны на законе.

    С таким выводом суда согласилась и кассационная инстанция.

    Однако Судебная коллегия не может согласиться с выводом судебных инстанций о правомерности заявленных требований Б., поскольку он противоречит нормам материального и процессуального права.

    Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в

    спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

    В соответствии с абзацем 6 статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена.

    Основой правопреемства является правопреемство, предусмотренное нормами материального права, в частности нормами Гражданского кодекса.

    Согласно части 2 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя.

    Из содержания статьи 1183 ГК РФ следует, что суммы начисленной наследодателю пенсии и оставшиеся неполученными им при жизни переходят по наследству.

    В данном случае по сути заявлено требование Б. о признании права за ее супругом Б.В. на пенсию по инвалидности, а не о взыскании установленной и начисленной пенсии, которую Б.В. не мог получить при жизни. Процессуальное правопреемство исключается в случаях, когда недопустимо преемство в материальном праве, в частности, когда требование неразрывно связано с личностью истца или ответчика (по искам о расторжении брака, взыскании алиментов и др.), а также когда преемство противоречит закону или договору (ст. 383, ч. 2 ст. 1112 ГК РФ).

    Читайте так же:  Сколько сейчас материнский капитал после индексации

    Таким образом, правом о признании незаконным отказа в назначении пенсии по инвалидности обладает исключительно тот гражданин, которому отказано в назначении данной пенсии, поскольку такое право связано с его личным субъективным правом.

    Учитывая изложенное, правопреемство по заявленным требованиям законом не допускается, в связи с чем в соответствии с абз. 6 статьи 220 ГПК

    РФ производство по делу подлежало прекращению.

    Таким образом, судом первой и второй инстанции не были учтены положения приведенных норм закона, вследствие чего состоявшиеся по делу судебные постановления в части признания незаконным отказа прокуратуры Республики Коми в назначении пенсии по инвалидности Б.В. и назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года Судебная коллегия признает незаконными и подлежащими в этой части отмене.

    Вместе с тем Судебная коллегия, руководствуясь абз. 6 статьи 220 ГПК РФ, находит возможным, отменяя судебные постановления в части признания незаконным отказа в назначении пенсии по инвалидности, прекратить производство по делу, поскольку судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права.

    Руководствуясь ст. ст. 387 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

    решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 16 декабря 2004 года в части признания незаконным отказа прокуратуры Республики Коми в назначении пенсии по инвалидности Б.В. и назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 10 марта 2005 года отменить и прекратить производство по делу по иску Б. к прокуратуре Республики Коми о признании отказа в назначении пенсии по инвалидности незаконным, назначении пенсии по инвалидности с 26 августа 1999 года.

    http://resheniya-sudov.ru/2005-2006/247924/

    ВС: Недопустимо взыскивать пенсию, выплаченную добросовестному гражданину

    В конце ноября 2019 г. ВС рассмотрел вопрос о правомерности взыскания сумм социального обеспечения, выплаченных гражданину на основании решения об установлении инвалидности, позднее признанного недействительным из-за ошибок, допущенных бюро медико-социальной экспертизы (Определение от 25 ноября 2019 г. № 5-КГ19-190).

    Отмена решения об установлении инвалидности

    В декабре 2015 г. Эдуард Курнышов был признан инвалидом II группы до декабря 2016 г. На этом основании он получал социальную пенсию по инвалидности и ежемесячные выплаты в соответствии с Законом о государственном пенсионном обеспечении.

    Однако в мае 2016 г. Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве в рамках проверки актов бюро медико-социальных экспертиз отменило решение об установлении Эдуарду Курнышову инвалидности и признало недействительными соответствующую справку и индивидуальную программу реабилитации с 27 мая 2016 г. С 1 июня 2016 г. ПФР прекратил перечислять гражданину пенсию и ежемесячные выплаты.

    Позднее, в марте 2017 г., комиссия Главного управления ПФР № 3 по г. Москве и Московской области установила, что Эдуард Курнышов получил чуть более 71 тыс. руб. пенсионного обеспечения, права на которое не имел. Гражданина известили о переплате и попросили вернуть эти деньги.

    Две инстанции взыскали с гражданина ранее выплаченную ему пенсию

    Поскольку гражданин не исполнил требование управления добровольно, последнее обратилось в Кузьминский районный суд г. Москвы, который удовлетворил иск в полном объеме. Первая инстанция квалифицировала социальные выплаты, полученные гражданином, как неосновательное обогащение. Районный суд пришел к выводу, что пенсия и ежемесячная денежная выплата были назначены в результате представления Эдуардом Курнышовым недействительной справки об установлении ему инвалидности.

    Ответчик настаивал на отсутствии его вины в переплате, однако первая инстанция решила, что этот довод не имеет правового значения. В данном споре вопрос о наличии либо об отсутствии виновных действий со стороны ответчика не влияет на его обязанность возвратить необоснованно полученные денежные средства, указал суд. Эту позицию поддержала и апелляция.

    ВС поддержал гражданина, сославшись на позицию Конституционного Суда

    Не сумев добиться рассмотрения дела первой кассацией, Эдуард Курнышов обратился в Верховный Суд, который, оценив акты нижестоящих инстанций, определил, что выводы районного суда и апелляции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

    Прежде всего судебная коллегия отметила, что признание гражданина инвалидом и установление группы инвалидности производятся учреждениями медико-социальной экспертизы в рамках регламентируемой процедуры, исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина. При этом, подчеркнул ВС, именно такое учреждение несет ответственность как за принятое решение, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов.

    Кроме того, решение о признании гражданина инвалидом является обязательным для исполнения органами государственной власти и местного самоуправления, а также любыми организациями, добавил Суд со ссылкой на ч. 4 ст. 8 Закона о социальной защите инвалидов.

    ВС согласился с тем, что, как следует из ч. 1 и 2 ст. 28 Закона о страховых пенсиях, граждане несут ответственность за достоверность документов, представляемых для установления и выплаты страховой пенсии. В случае если представление недостоверных сведений или несвоевременное их представление повлекло за собой перерасход средств на выплату страховой пенсии и фиксированную выплату по ней, виновные лица возмещают ПФР причиненный ущерб.

    В то же время Судебная коллегия по гражданским делам подчеркнула, что по смыслу положений п. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса не считаются неосновательным обогащением и не подлежат возврату денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, т.е. суммы, которые предназначены для удовлетворения его необходимых потребностей, к ним относятся и пенсии. Возвращение этих сумм поставило бы гражданина в трудное материальное положение, пояснил ВС.

    Дополнительно Суд отметил, что закон устанавливает и исключения из этого правила: излишне выплаченные суммы необходимо вернуть, если их выплата была результатом недобросовестных действий получателя или счетной ошибки. При этом добросовестность гражданина презюмируется, а значит, бремя доказывания обратного лежит на стороне, требующей возврата излишне выплаченных денежных сумм.

    ВС также обратил внимание на тот факт, что нормы ГК о неосновательном обогащении и недопустимости возврата определенных денежных сумм могут применяться и за пределами гражданско-правовой сферы, в частности в рамках правоотношений, связанных с получением гражданами пенсий и других социальных выплат.

    В обоснование своей позиции Судебная коллегия сослалась на Постановление Конституционного Суда от 26 февраля 2018 г. № 10-П. Из данного акта следует, что гражданин в ситуации, аналогичной случаю Эдуарда Курнышова, не может ставиться перед безусловной необходимостью претерпевать все неблагоприятные последствия признания решения об установлении инвалидности недействительным без учета нарушений, допущенных учреждением медико-социальной экспертизы, если сами эти нарушения не являются следствием противоправных действий гражданина.

    Читайте так же:  Пособие на погребение в отчете фсс

    Конституционный Суд подчеркивал, что возложение на гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, ответственности при нарушении работниками учреждения медико-социальной экспертизы порядка принятия решения, по сути, обязывает такое лицо контролировать действия соответствующего учреждения. В то же время в рамках легальной процедуры проведения такой экспертизы гражданин не может оказать влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

    В том же постановлении указано, что при рассмотрении споров о взыскании денежных средств в связи с перерасходом средств ПФР, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения, признанного впоследствии недействительным из-за допущенных при его принятии процедурных нарушений, суды обязаны исследовать обстоятельства, свидетельствующие о наличии или об отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях получателя пенсии.

    Руководствуясь позицией Конституционного Суда, ВС пришел к выводу, что признание недействительным решения об установлении инвалидности само по себе не является основанием для взыскания с гражданина излишне выплаченных территориальным органом ПФР денежных средств без установления факта недобросовестности (противоправности) в действиях гражданина, которому были назначены пенсия по инвалидности и ежемесячная выплата.

    Несмотря на то что представление управлением недействительной справки об установлении инвалидности, по сути, является заявлением о недобросовестности ответчика, нижестоящие инстанции данный довод не оценили, заметила судебная коллегия. ВС пояснил, что по данному делу необходимо было установить, имели ли место со стороны Эдуарда Курнышова недобросовестность (противоправность) при проведении в отношении него медико-социальной экспертизы и получении им справки об установлении инвалидности и, как следствие, получение им социальной пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Поскольку, еще раз подчеркнул Верховный Суд, добросовестность гражданина в этом случае презюмируется, следовало возложить бремя доказывания недобросовестности Эдуарда Курнышова при получении статуса инвалида и предъявлении им в пенсионный орган справки об установлении инвалидности на пенсионный орган, требующий возврата названных выплат.

    Помимо этого ВС заметил еще одну ошибку первой и апелляционной инстанций. Дело в том, что они взыскали сумму полученных ответчиком социальных выплат за период с 17 ноября 2015 г. по 31 мая 2016 г., в то время как справка о признании Курнышова инвалидом признана недействительной только с 27 мая 2016 г., о чем Главное бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве сообщило в ответе на запрос районного суда. Несмотря на это первая инстанция взыскала денежные средства, законно полученные гражданином с 17 ноября 2015 г. по 27 мая 2016 г.

    С учетом сказанного Верховный Суд отменил решение Кузьминского районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    Эксперты согласились с правомерностью позиции ВС

    Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст рассказала «АГ», что Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ осенью 2019 г. вынесла несколько значимых определений, направленных на пресечение сложившегося в судах общей юрисдикции формального подхода к рассмотрению споров по возмещению вреда здоровью, назначению пенсий по потере кормильца и по иным социальным вопросам. В частности, эксперт отметила определения № 15-КГ19-3, № 5-КГ19-207, № 5-КГ18-212.

    «Нужно отметить, что подобный формальный подход стал возможен в том числе и из-за позиции самого Верховного Суда, который в последние годы неохотно высказывался в пользу граждан при разрешении споров между ними и государственными органами, учреждениями, фондами, – пояснила Ирина Фаст. – Это привело к тому, что исправлять ошибки судов общей юрисдикции гражданам приходилось через Конституционный Суд, поскольку сложившаяся правоприменительная практика нарушала конституционные права гражданина как слабой стороны публичного правоотношения».

    По ее мнению, рассматриваемое определение основано на позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении № 10-П/2018, и, безусловно, направлено на восстановление баланса публичных и частных интересов в пенсионной сфере.

    Адвокат обратила внимание на то, что ВС отметил и такое существенное нарушение норм нижестоящими судами, как взыскание в качестве неосновательного обогащения суммы, полученной гражданином за период, когда справка об инвалидности не была признана недействительной. «Хочется верить, что такая очевидная ошибка была допущена исключительно в силу высокой нагрузки на суды г. Москвы», – сказала Ирина Фаст.

    Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н. Юлия Севастьянова отметила, что в данном случае ВС распространил на страховые пенсии выводы КС, сделанные последним в 2018 г. в отношении трудовых пенсий. «Комментируя “АГ” Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П, я полагала, что в отношении переплаты по страховой пенсии суды общей юрисдикции могут сохранить прежний формальный подход, возлагающий на получателя пенсии соответствующие риски, даже если ошибка при ее назначении возникла по вине бюро медико-социальной экспертизы, так и произошло в этом деле», – сказала эксперт.

    По ее мнению, исправив ошибки нижестоящих инстанций, ВС обозначил, в каком направлении должна развиваться практика по аналогичным спорам: независимо от того, произошла ли ошибка при назначении трудовой или страховой пенсии, ответственность за переплату не может возлагаться на добросовестного пенсионера, поскольку он в рамках легальной процедуры проведения медико-социальной экспертизы не оказывает влияние на принятие соответствующим учреждением того или иного решения.

    В свою очередь адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская сообщила, что ошибки при назначении пенсии возникают, как правило, из-за неправильно оформленных бумаг, причем обычно «оплошности» допускают не сами пенсионеры, а чиновники. «Когда гражданин приносит в ПФР выданный ему ворох справок, специалисты фонда обязаны самостоятельно выявлять нарушения в заполнении документов. При этом сам факт начисления пенсии означает, что пенсионные документы в порядке», – подчеркнула она.

    Эксперт отметила, что акт первой инстанции в очередной раз демонстрирует как встречающийся поверхностный подход судов общей юрисдикции при оценке нарушения социальных прав, так и игнорирование отдельными представителями госорганов и госучреждений конкретных жизненных обстоятельств граждан. «Пенсию нельзя приравнивать к рядовым денежным выплатам, ее отличает особое целевое назначение – предоставить нетрудоспособному человеку средства к существованию. Когда вдруг выясняется, что гражданин какое-то время получал пенсию необоснованно и должен вернуть переплату, для него это всегда очень болезненно. При этом ПФР всегда решительно настроен на взыскание незаконно перечисленной пенсии именно с пенсионера», – рассказала адвокат.

    По ее мнению, несмотря на позицию Конституционного и Верховного судов, территориальные органы ПФР по-прежнему будут обращаться в суды с аналогичными требованиями, а суды продолжат удовлетворять их, пока Пленум ВС четко не пропишет алгоритм действий судьи при рассмотрении таких споров. «На мой взгляд, обобщение судебной практики по делам этой категории и принятие Пленумом постановления помогут не только судьям, но и всем участникам соответствующих правоотношений», – заключила Анжелика Тамбовская.

    Читайте так же:  Фиксированная социальная пенсия

    http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-nedopustimo-vzyskivat-pensiyu-vyplachennuyu-dobrosovestnomu-grazhdaninu/

    Решение суда о назначении пенсии № 02-2965/2016

    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    11 июля 2016 года город Москва Лефортовский районный суд города Москвы в составе: председательствующего судьи Васильевой Е.В.

    при секретаре Трапезановой Т.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

    2965/2016 по иску Мягковой М. С. к Государственному учреждению – Главному управлению Пенсионного фонда РФ № 3 по г. Москве и Московской области о назначении пенсии,

    истец Мягкова М. С. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению – Главному управлению Пенсионного фонда РФ № 3 по г. Москве и Московской области о назначении пенсии, в котором просит: 1/ признать отказ ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области в назначении истцу страховой пенсии по старости незаконным, 2/ обязать ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области назначить истцу страховую пенсию по старости с ДД.ММ.ГГГГ.

    В обоснование своих исковых требований Мягкова М. С. указывает, что ДД.ММ.ГГГГ она обратилась к ответчику с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости как матери ребенка-инвалида. Решением ответчика от ДД.ММ.ГГГГ истцу было отказано в назначении страховой пенсии по старости, в связи с отсутствием первичной справки, подтверждающей инвалидность ребенка.

    Истец Мягкова М.С. в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала.

    Представитель ответчика Государственного учреждения — Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации №3 по г.Москве и Московской области по доверенности Шиленкова Ю.С. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала.

    Выслушав истца Мягкову М.С., представителя ответчика Государственного учреждения — Главного управления Пенсионного фонда Российской Федерации №3 по г.Москве и Московской области по доверенности Шиленкову Ю.С., проверив письменные материалы дела, суд приходит к выводу, что исковые требования Мягковой М. С. к Государственному учреждению – Главному управлению Пенсионного фонда РФ № 3 по г. Москве и Московской области о назначении пенсии подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

    В силу п.1 ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях», страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 настоящего Федерального закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 следующим гражданам: женщинам, родившим пять и более детей и воспитавшим их до достижения ими возраста 8 лет, достигшим возраста 50 лет, если они имеют страховой стаж не менее 15 лет; одному из родителей инвалидов с детства, воспитавшему их до достижения ими возраста 8 лет: мужчинам, достигшим возраста 55 лет, женщинам, достигшим возраста 50 лет, если они имеют страховой стаж соответственно не менее 20 и 15 лет; опекунам инвалидов с детства или лицам, являвшимся опекунами инвалидов с детства, воспитавшим их до достижения ими возраста 8 лет, страховая пенсия по старости назначается с уменьшением возраста, предусмотренного статьей 8 настоящего Федерального закона, на один год за каждые один год и шесть месяцев опеки, но не более чем на пять лет в общей сложности, если они имеют страховой стаж не менее 20 и 15 лет соответственно мужчины и женщины.

    В соответствии со ст. 22 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях», страховая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных частями 5 и 6 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию. Днем обращения за страховой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами, подлежащими представлению заявителем с учетом положений части 7 статьи 21 настоящего Федерального закона.

    В ходе судебного разбирательства установлено, что истец Мягкова М. С.

    обратилась ДД.ММ.ГГГГ в Клиентскую службу «Кузьминки» ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области с заявлением о назначении пенсии в соответствии с п.1 ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях».

    Решением ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области от ДД.ММ.ГГГГ № истцу было отказано в назначении страховой пенсии на основании п.1 ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях», так как документально не подтверждено право на пенсию (л.д.5).

    Как усматривается из полученного по запросу суда сообщения Управления назначения, перерасчета, выплаты пенсий, ЕДВ и других социальных выплат от ДД.ММ.ГГГГ №, Мягковой М. С. было отказано в назначении пенсии по причине того, что не предоставлены документы, подтверждающие установление инвалидности по категории ребенок-инвалид М.М.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, который по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ получателем пенсии по инвалидности не является, пенсионное

    дело в Управлении отсутствует, в связи с чем

    подтвердить факт получения инвалидности по категории ребенок-инвалид (инвалид с детства) не представляется возможным.

    Согласно полученному по запросу суда сообщению ОСЗН района Кузьминки УСЗН ЮВАО г.Москвы от ДД.ММ.ГГГГ №, Мягкова М. С., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, являлась получателем пенсии в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, назначенной ребенку-инвалиду М.М.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

    Из копии выписки из акта освидетельствования в учреждении государственной службы медико-социальной экспертизы к справке серии МСЭ-003 №, М.М.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, проходил первичное освидетельствование ДД.ММ.ГГГГ, по результатам которого ему была присвоена инвалидность по группе «ребенок-инвалид» по общему заболеванию (л.д.4).

    Как пояснила в судебном заседании истец, она имеет стаж работы более 15 лет, достигла возраста 50 лет, является матерью ребенка-инвалида, о чем ею были представлены соответствующие документы ответчику, в связи с чем истец просит: 1/ признать отказ ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области в назначении истцу страховой пенсии по старости незаконным, 2/ обязать ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области назначить истцу страховую пенсию по старости с ДД.ММ.ГГГГ.

    Оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что требования истца о признании отказа ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области в назначении истцу досрочной страховой пенсии по старости незаконным, обязании ГУ — ГУ ПФР №3 по г.Москве и Московской области назначить истцу досрочную страховую пенсию по старости с ДД.ММ.ГГГГ подлежат удовлетворению, поскольку истец Мягкова М. С., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, является матерью М.М.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, которому ДД.ММ.ГГГГ по результатам освидетельствования медико- социальной экспертизы была установлена инвалидность группы «ребенок- инвалид» по общему заболеванию; учитывая, что наличие у истца страхового стажа не менее 15 лет и воспитание истцом М.М.А. до достижения им возраста 8 лет ответчиком не оспаривается, суд считает необходимым обязать Государственное учреждение – Главное управление пенсионного фонда Российской Федерации №3 по г.Москве и Московской области назначить истцу пенсию как матери ребенка-инвалида на основании пп.1 п.1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях» с ДД.ММ.ГГГГ.

    Читайте так же:  Какие налоговые льготы есть для автономных учреждений

    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

    исковые требования Мягковой М. С. к Государственному учреждению – Главному управлению Пенсионного фонда РФ № 3 по г. Москве и Московской области о назначении пенсии удовлетворить.

    Обязать Государственное учреждение – Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации №3 по г.Москве и Московской области назначить истцу страховую пенсию как матери ребенка-инвалида на основании пп.1 п.1 ст. 32 Федерального закона от 28.12.2013 года №400-ФЗ «О страховых пенсиях» с ДД.ММ.ГГГГ.

    Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

    РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ИСКАМ К ПЕНСИОННОМУ ФОНДУ:

    Ткаченко Т. Д. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению – Главному управлению Пенсионного фонда РФ №3 по г.Москве и Московской области о восстановлении срока для обращения с заявлением о выплате средств пенсионных накоплений умершего.

    истец Холев М. П. обратился в суд с иском к Государственному учреждению — Главному управлению Пенсионного фонда Российской Федерации №3 по г.Москве и Московской области о назначении пенсии, в котором согласно уточненным исковым требованиям от дд.М.

    http://sud-praktika.ru/precedent/172400.html

    Решение суда об обязании начислять и выплачивать ежемесячную фиксированную выплату к страховой пенсии по инвалидности, взыскании задолженности, компенсации морального вреда № 2-2716/2017

    Дело № 2-2716/2017 14 июня 2017 года

    ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга

    В составе председательствующего судьи Кузьминой О.В.

    При секретаре Крахмаловой Е.В.

    Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бурнашева А.А. к Управлению Пенсионного фонда РФ в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга об обязании начислять и выплачивать ежемесячную фиксированную выплату к страховой пенсии по инвалидности, взыскании задолженности, компенсации морального вреда,

    Истец Бурнашев А.А. в судебное заседание явился, заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

    Представитель УПФ РФ в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга в судебное заседание явился, заявленные требования не признал.

    Выслушав истца, представителя ответчика, изучив и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что исковые требования Бурнашева А.А. заявлены не обоснованно и удовлетворению не подлежат, по следующим основаниям.

    Как установлено в ходе судебного разбирательства, с 19.03.2009 года УПФ РФ в Красногвардейском районе Бурнашеву А.А. назначена страховая пенсия по старости в соответствии со ст. 8 Закона № 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

    12.10.2009 года Бурнашеву А.А. установлена 2 группа инвалидности бессрочно по заболеванию,

    На основании представленных документов истцу установлена пенсия по старости в размере 9 336 рублей 34 копейки; установленный размер страховой пенсии по старости по состоянию на 30.01.2017 года составляет 15 976 рублей 31 копейка.

    Судом установлено, что дополнительно к страховой пенсии по старости Бурнашеву А.А. выплачивается ежемесячная денежная выплата, предусмотренная п. 1 ст. 38.1 Федерального Закона № 181 от 24.11.1995 года «О социальной защите инвалидов» и п. 2 ч. 1 ст. 13 Федерального Закона № 1244-1 от 15.05.1991 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в размере 4 795 рублей 18 копеек – 2 397 рублей 59 копеек, .

    С 01.01.2002 года на территории Российской Федерации трудовые пенсии назначались и выплачивались в соответствии с Законом № 173-ФЗ от 17.12.2001 года «О трудовых пенсиях в РФ».

    С 01.01.2015 года на территории Российской Федерации пенсии по старости и по инвалидности устанавливаются и выплачиваются в соответствии с Законом № 400-ФЗ «О страховых пенсиях».

    В соответствии со ст. 4 Закона № 173-ФЗ гражданам, имеющим право на одновременное получение трудовых пенсий различных видов, в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливается одна пенсия по их выбору.

    Согласно ст. 5 указанного Закона в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливаются следующие виды трудовых пенсий: трудовая пенсия по старости; трудовая пенсия по инвалидности; трудовая пенсия по случаю потери кормильца.

    Аналогичные положения закреплены в статьях 5, 6 Закона № 400-ФЗ, согласно которым лицам, имеющим право на одновременное получение страховых пенсий различных видов, в соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливается одна пенсия по их выбору. В соответствии с настоящим Федеральным законом устанавливаются следующие виды страховых пенсий: страховая пенсия по старости; страховая пенсия по инвалидности; страховая пенсия по случаю потери кормильца.

    Судом установлено, что Бурнашев А.А. является получателем страховой пенсии по старости, размер которой в настоящее время состоит из страховой пенсии и фиксированной выплаты к страховой пенсии.

    Кроме того, Бурнашеву А.А. назначена ежемесячная денежная выплата « » и ежемесячная денежная выплата « ».

    Установленная ст. 16 Закона № 400-ФЗ фиксированная выплата к страховой пенсии Бурнашеву А.А. начислена и выплачивается в полном объеме.

    При этом судом установлено, что получателем пенсии по инвалидности, к которой истец просит установить ежемесячную фиксированную выплату, Бурнашев А.А. не является, в связи с чем, положения ст. 15 Закона № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и ч. 2 ст. 15 Закона № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», регулирующие исчисление размер пенсии по инвалидности не подлежат применению к спорным правоотношениям.

    Поскольку нарушений прав истца Бурнашева А.А. неправомерными действиями (бездействием) ответчика судом не установлено, не подлежат удовлетворению и требования истца в части компенсации морального вреда и возмещения понесенных судебных расходов.

    При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что заявленные Бурнашевым А.А. требования подлежат отклонению в полном объеме.

    На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 56, 194-199 ГПК РФ суд

    В удовлетворении исковых требований Бурнашева А.А. к Управлению Пенсионного фонда РФ в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга об обязании начислять и выплачивать ежемесячную фиксированную выплату к страховой пенсии по инвалидности, взыскании задолженности, компенсации морального вреда — отказать.

    Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение одного месяца.

    Мотивированное решение изготовлено 14.06.2017 года.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    http://advocate-service.ru/sud-praktika/trudovye-dela/iski-fizicheskih-lits-k-pensionnomu-fondu-rf/reshenie-suda-ob-objazanii-nachisljat-i-vyplachivat-ezhemesjachnuju-fiksirovannuju-vyplatu-k-strahovoj-pensii-po-invalidnosti-vzyskanii-zadolzhennosti-kompensatsii-moralnogo-vreda—2-27162017—m-16872017.html

    Судебное решение пенсия по инвалидности
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here